Мнение эксперта

Хотите чистый воздух? Платите! Устаревшее оборудование, советские технологии, из-за которых вдобавок еще и портится экология, и неграмотное управление создают смог над Алматы. Возможность улучшить ситуацию технически есть, но нет желания систематически этим заниматься, считает экс-президент компании «KEGOC» Асет Наурызбаев.

— Алматы в очередной раз в списке городов с повышенным классом по загрязнению воздуха. Попадает он туда практически ежегодно. Переход к зеленой энергетике провозгласили, а воздух в южной столице можно трогать руками. По данным акимата, главным источником вредных выбросов является автотранспорт — 80% «вины». При этом многие утверждают, что на самом деле виноват некачественный уголь на ТЭЦ и объекты теплоэнергетики. Кто из них прав?

— В проблеме загрязненности воздуха Алматы отрицательную роль играют два фактора. Первый — загрязнение со стороны ТЭЦ, которое составляет на самом деле меньше 20 процентов. Этот факт установлен специальной независимой компанией, которая проводила исследования, если не ошибаюсь, в 2013 году.

Второй — автомобили, которые также являются потребителями энергии в виде бензина и дизельного топлива. Весь мир разворачивается в сторону электромобилей и транспорта, как минимум, гибридного.

Если же говорить о ТЭЦ, сейчас сложилась такая ситуация, которая способна значительно изменить структуру энергетики Алматы. Город растет, строятся новые кварталы, но при этом используют отопительные котельные на газе, что, откровенно говоря, нонсенс.

Имея трубопровод и лимиты газа, мы можем встроить ТЭЦ, а что такое ТЭЦ? Это одновременное производство тепла и электроэнергии. Газовая ТЭЦ имеет очень много преимуществ по сравнению с угольной. У нее один минус — высокая цена производимой электроэнергии. Но что такое цена на электроэнергию?

Если считать, что грязный воздух стоит ноль тенге, тогда да, электроэнергия на угле дешевле. Если же считать, что грязный воздух — это затраты на здравоохранение, качество жизни, очистку воздуха… Люди платят по коммунальным тарифам, заболеваниями, больничными и так далее. Электроэнергия, произведенная на угле, стоит гораздо выше. Есть простая идея — постепенно замещать угольную генерацию на газовую.

Чистый воздух

Хотите чистый воздух? Платите!

— А чья это идея?

— В мире давно разработаны и внедрены подобные технологии, которые эффективно работают благодаря централизованному управлению. А у нас после распада Советского Союза такое управление ослабло, все распалось на отдельные отраслевые компании.

За энергетику отвечает «Самрук-Энерго», за тепло в домах — тепловые сети, частные и частично государственные. Чтобы перевести угольную генерацию на газовую, нужен один управляющий надзорный орган.

Делается это следующим образом. В программе развития города должно быть предусмотрено, где требуется тепловая генерация, а где — электрическая. Сейчас довольно большие котельные сжигают газ и производят тепло, хотя они могли бы производить и тепло, и электроэнергию, повышая тем самым отдачу от газа. Старые котлы, которые работают на алматинских станциях более 50 лет, нужно выводить из эксплуатации. Для этого требуется программа, которую должен взять на себя городской акимат и министерство энергетики. Вот 2 госоргана, которые должны взять на себя ответственность и управление. Да, тарифы увеличатся, но при этом значительно улучшится качество воздуха и качество жизни.

Выросшие комуслуги станут следствием снижения затрат на здоровье, больничные и так далее. Все, о чем я говорю, это не прямая экономика, поэтому простому человеку трудно оценить все выгоды этой идеи. Поэтому населению необходимо разъяснять эти тарифы и разумно их рассчитывать.

— На сколько, хотя бы приблизительно, вырастут тарифы?

— Многое зависит от того, как будет развиваться энергетика. Считаю, что большую роль сыграют финансовые условия. Если взять коммерческие кредиты на стройку станции, тариф будет очень высоким. Если же применять схемы с использованием тех же самых пенсионных накоплений, оплата за электроэнергию повысится примерно на 5-6 тенге. Для людей, которые не могут позволить такие расходы, необходима компенсация за счет доходов государства. Например, за счет прибыли от нефти и газа.

Электромобили спасут город

— С учетом того, что 80 процентов вредных выбросов приходится на автотранспорт, выходит, что программа не особо-то и повлияет на экологию города.

— Вы совершенно правы. Поэтому нам нужны электромобили. В Китае их ассортимент довольно широкий. Однако электромобилям необходима инфраструктура. По трамваям какое-то решение готовится, но пока неизвестно, будет у нас этот легкорельсовый транспорт или нет.

— А почему бы не рассмотреть возвращение троллейбусов?

— У акимата должна быть четкая политика о переходе общественного и городского транспорта на электричество, в худшем случае — на газ. Это гораздо меньшее зло по сравнению с бензином, его проще внедрить. Но конечно, магистральная тема — это электротранспорт. Все вышесказанное относится и к личному транспорту. Все льготы, которые возможно предоставить электрическому транспортному средству, должны быть предоставлены. Места для зарядок, бесплатные парковки, отсутствие налогов на ввоз, отсутствие налогов на эксплуатацию — все это необходимо предусмотреть.

Люди сами будут покупать такие авто, ведь преимущества очевидны. А чтобы процесс пошел, я имею в виду, чтобы стимулировать население пересаживаться на электромобили при создании льгот, инфраструктуры и преференций, нужно ввести высокие акцизы за бензиновое топливо

Все карты в руки

— Сначала все-таки кнут?

— Про пряник я уже сказал.

— Но кнут все-таки должен быть?

— Обязательно. Вы создали льготы, но не добрали налогов, а на другом «фронте» вы собрали налоги с тех, кто загрязняет экологию. Это же справедливо. Если человек загрязняет атмосферу, пусть платит. А кто заботится о чистоте города, пусть получает льготы. Конечно, развивая электротранспорт, нужно учитывать, что возрастает нагрузка на электросети, на генерацию. К счастью, в Алматы избыточная генерация. Все газовые котельные должны быть с электрогенерацией. Более того, программа «Север — Юг» с завершением третьей очереди через ВКО позволяет передавать с Экибастуза практически неограниченные потоки энергии (с точки зрения потребления автомобилями).

В настоящие время у нас на руках все инструменты, позволяющие очистить воздух. Есть большие возможности по электричеству, по газу. Просто нужно разработать правильную программу. Власти должны поставить задачу перед бизнесом: вот вам условия, вот здесь кнут, а здесь пряник. Дальше бизнес сам все сделает и сам все просчитает. Но город должен предоставить все условия. Однако пока у самих городских властей нет организации и нет желания это делать.

Как заинтересовать бизнес?

— Вернемся к городскому энергокомплексу. Вы упомянули котлы на ТЭЦ, которые работают по 50 лет и больше. У нас нет средств, чтобы их заменить? Или они еще не выработали свои ресурсы? 

— Такое оборудование, в принципе, может очень долго работать. Но хоть и работает, но работает неэффективно. Существующая модель позволяет зарабатывать деньги даже на таких котлах, поэтому надо создавать такие экономические условия, чтобы стало невыгодно заниматься производством энергии на угольных котлах. А это делается просто: надо следить за экологией, повышать плату за выбросы. В принципе, экологические нормативы на руках у местных властей.

Однако, повторюсь, у всех разный бизнес, разные коэффициенты, все работают вразнобой. Я считаю, что город должен создать такие условия, чтобы всем компаниям стало выгодно работать как единый организм. Все эти вопросы в компетенции городского акимата, управления энергетики, сами же компании в этом не заинтересованы.

— А почему они не заинтересованы?

— Лишние расходы. Им проще так работать. Тариф есть, он растет из-за инфляции. Они ничего не делают, у них все хорошо — за это они получают премии, KPI и так далее. А заниматься формированием спроса, вкладывать инвестиции в подготовку инфраструктуры без задач со стороны государства и механизмов по компенсации этих затрат никому не интересно.

Вот когда спустится программа из правительства или акимата, тогда и  антимонопольный комитет даст добро. Есть программа, нужен 1 млрд тенге, прописана политика возврата инвестиционных средств, тогда все отлично. А пока программы нет, любое обращение частной компании будет натыкаться на стену антимонопольного комитета, потому что его задача — удержать тариф. Хотите чистый воздух? Придется платить. И это горожане должны осознать.

Да, это большая работа. Нам нужно решить много вопросов, и политических в том числе. К примеру, договориться с Россией, чтобы завозить европейские и китайские автомобили. При грамотном подходе Алматы в течение 5-10 лет сможет перейти на электромобили.

Столица в смоге

— Алматы — не единственный грязный город в Казахстане. Есть еще, как минимум, Актобе, Астана. 

— В последние 2 года в Астане появился смог. Как такое вообще возможно? При том, что смог появился мгновенно, а количество машин выросло в разы. В 3 раза выросло население, в 3 раза — автомобилизация. Машин стало в 9 раз больше! Вот вам смог.

— А в каком сейчас состоянии отечественная энергетика?

— В таком же, как и городская. В основе старые советские технологии, которые поддерживают профессионалы своего дела. Они молодцы, им спасибо! Но послушайте, у нас на дворе 21 век, век альтернативной энергетики. Это солнечные батареи, ветряки. А у нас по сей день такой взгляд: бог нам дал много угля, давайте его жечь. При этом весь Экибастуз стоит на угольной промышленности. И если мы ее закроем, будет безработица.

Но это очень примитивный взгляд. Во-первых, уголь — это наше достояние. Это наш бесценный натуральный ресурс, который природа созидала миллионы лет. Почему мы должны сжечь его за 100 лет? Эта позиция категорически неправильная, надо резко снижать потребление угля. Это вопрос номер один.

Вопрос номер два: что делать с Экибастузом? Если мы сейчас развернемся в сторону возобновляемой энергетики, почему не разместить там производство? Что можно производить для возобновляемой энергетики? Опоры для ветряков, трубы для малых ГЭС, оснастку для солнечных электростанций. Поле деятельности широкое.

Более того, поддерживать старые технологии уже скоро станет некому. У нас был институт Чокина, который сейчас превратился в бизнес-центр, осталось 3-4 лаборатории. И специалистов, которые умели сжигать экибастузский уголь, защищали диссертации, умели оценивать, как должна быть построена топка для сжигания угля, их практические не осталось…

Казахстан может стать энергетической державой

У нас огромные возможности. У нас есть ветер, а значит, мы можем застроить ветряками половину Казахстана. Мы можем поставить солнечные батареи. Возьмем, к примеру, полупустыню от Алматы до Балхаша. Там же ничего производить нельзя. Так давайте поставим солнечные батареи, огромные электростанции. Тем не менее, в Европе есть солнечные электростанции, у нас нет. У нас есть все шансы стать современной энергетической державой. Мы можем развивать возобновляемую энергетику и дышать чистым воздухом.

— Резюмируя все вышесказанное, возможности улучшить жизнь есть. Нужно, чтобы этим кто-то занялся.

— Совершенно верно. У городских властей нет желания заниматься этим систематически. Где взгляд на будущее энергетики? Где взгляд на будущее чистого воздуха? Где взгляд на развитие теплоснабжения, электроснабжения? Ждем ответа.

Подготовила Евгения Скалей